Бег с препятствиями.Российский спорт после пандемии

0
1411

Министр Спортивного Олега Матыцина знает наверняка, что физкультура остается с нами даже в трудные времена.

Много в наших жизнях после того, как предстоящая победа над пандемией все еще не может остаться тем же. Серьезные изменения ждут, конечно, спортивной промышленности. И наш долгий разговор лицом к лицу с его главным лидером убеждает нас, что мы готовы ответить на эти проблемы здесь. И у работы в новом, иногда неизвестных условиях и обстоятельствах, министре Спорта и его команды будет огромная.

Дорогой Олег Васильевич, мы встречаемся с Вами в трудный период не только для спортивной сферы. Кажется, что наш спорт ждет определенной переориентации: больше внимания к физкультуре, действия, которые приносят здоровье. И затем спорт самых высоких успехов. Это так?

Олег Матыцин: задача Министерства Спорта состоит в том, чтобы развивать государственную политику в области физкультуры и спорта в России. Наш приоритет, и особенно сегодня, является здоровьем человека. И для этого, в первую очередь, Вы должны обеспечить удобные и доступные условия для спортивной и физкультуры для всех — максимально близко в дом. Больше внимания обращено на систему клуба, развитие корпоративного спорта, роль тренера — специалист с высшим образованием, статус которого будет увеличен. Конечно, необходимо сформировать культуру здорового и спортивного образа жизни. Таким образом, мы усилим серьезный фонд, на котором создание спорта самых высоких успехов будет стоять более твердо.

Концепции массового спорта, физической культуры и спорта высших достижений всегда были едины. Принцип «от массы к мастерству!» по-прежнему актуален. Этот год является последним в реализации Стратегии 2020, принятой в 2009 году. По большей части основные цели достигнуты. Так что в эти дни идет работа над проектом следующей стратегии — до 2030 года. Важным в нашем бизнесе, в нашей стратегии будет подготовка кадров, совершенствование законодательства, строительство спортивных объектов, реализация федерального проекта «Спорт — норма жизни», который понимают в регионах. Региональная политика для нас — не менее важный вектор развития как в плане создания социальной инфраструктуры, так и в плане развития сети спортивных школ, подведомственных наших учреждений, образовательных учреждений.

Вы собираетесь просмотреть форму, способ отчетности? Когда потоки чисел льют на вас о сотнях тысяч и миллионах, которые в чем-то участвовали и что-то делали, это настораживает.

Олег Матыцин: Я понимаю, о чем вы. Сегодня отчетность государств действительно может быть собрана из различных источников. Это создает риски получения неточных данных. Чтобы исключить это, мы разрабатываем единую информационную платформу для сферы физической культуры и спорта. Без отчетности нельзя обойтись: в ней содержатся руководящие принципы дальнейшей работы. Мы гордимся успехами, и пусть вас не смущают миллионные цифры. Большинство из них правдивы.

Чувствительный вопрос: как они нашли оставленную вам общероссийскую спортивную экономику? У меня сложилось чисто личное впечатление, что порядок в нем был далеко не идеальным.

Олег Матыцин: Никакого кризиса я не видел. И я не вижу. Да, могу сказать, что проблем очень много. При этом много создано, есть результаты

Новый состав правительства начал работу в крайне сложный период, его деятельность во многом связана с пандемией. Новые вызовы, новые реалии, которые фактически ставят под сомнение сейчас и международный, и российский спортивный календарь. Так что задача сейчас не в том, чтобы оценивать наследование предшественников, нужно искать выход из этой ситуации.

Да, тему пандемии в нашем разговоре обойти нельзя. Во втором квартале был секвестирован спортивный бюджет — минус 7 млрд. Причины понятны. Что является следующим?

Олег Матыцин: Убытки не 7 млрд рублей, а меньше — около пяти. Эти средства были выделены в резервный фонд правительства для борьбы с пандемией. Часть этой суммы планировалась для участия в Олимпийских играх 2020 года, которые не состоялись. Так что сокращение этой части безболезненно для нас. Если Игры пройдут в 2021 году, правительство вернет необходимые бюджетные назначения.

Второй аспект сложнее: средства на строительство спортивных объектов попали в секвестр. Будем работать над тем, чтобы в 2021 году бюджет министерства получил компенсацию.

Уже сейчас звучит: ВВП рухнул на 12 процентов, а спорт, физкультура — не самое главное в нашей жизни.

Олег Матыцин: Министерство спорта отвечает за важнейший социальный продукт — здоровье человека. Еще шире — для здоровья нации. И от этого зависит многое: и рост экономических показателей, и социальная стабильность, и воспитание наших детей. Поэтому говорить о том, что физическая культура и спорт в кризисные периоды «не важны» или «меньше внимания им можно уделить», может только человек, не способный заглянуть в будущее.

Мы невольно возвращаемся к этой пандемии. Каким будет олимпийское движение в будущем, как проводить олимпиады в этой непредсказуемой ситуации?

Олег Матыцин: Я не могу ответить за все олимпийское движение. Да, возможно, сейчас никто не может: потому что последствия пандемии еще не до конца оценены и даже не проявились в полной мере. Мы уже столкнулись с переносами Олимпийских игр. Пока — трансферы. Но, к сожалению, есть вероятность, что Игры не состоятся в 2021 году — как бы МОК ни стремился провести их вместе с токийским Оргкомитетом.

Любимый вопрос: что делать?

Олег Матыцин: Могу предположить, что МОК придется адаптироваться к ситуации и, может быть, изменить формат Игр. Уже понятно, что масштабная, громоздкая и крайне сложная экономическая модель организации олимпийского движения, работавшая до пандемии, будет не такой эффективной, и она не будет интересна странам-организаторам, топ-партнерам олимпиад, СМИ, телевидению. А если Игры не состоятся, то доходы рухнут. И при этом рухнут у МОК и практически у всех спортивных федераций, которые финансируются за счет средств, полученных от Олимпийских игр.

Поэтому здесь нужно искать какие-то более простые механизмы. Но пока, например, такого рецепта дать не могу. Одно точно: модели, форматы будут перестроены.

За последние несколько месяцев расцвел киберспорт, было проведено много онлайн-соревнований, и не только шахматы — даже художественная гимнастика. Как вы относитесь к этому?

Олег Матыцин: Как временное явление, мы с министерством приветствуем это. Все-таки это позволяет сохранять интерес к спорту, поддерживать корпоративное единство, консолидировать людей. Но как постоянная модель она находится в некотором противоречии с философией спорта. Потому что главный принцип физкультуры — движение. Это подразумевает природные условия и конкуренцию, конкуренцию. Если эти элементы уходят, то само понятие спорта истощается.

Отрицать и запрещать то, что существует, трудно. Молодежь заинтересована в киберспорте. Представители Международной киберспортивной ассоциации неоднократно обращались к нам в Международную федерацию университетского спорта (FISU): давайте познакомим с студенческой средой, включим ее в календарь международных соревнований. Честно говоря, я отношусь к этому с большой осторожностью, потому что есть не только спортивно-ориентированные игры. Есть очень агрессивные, цель которых — уничтожить врага. И тут, конечно, мы против: деформировать психику молодости ни к чему. Но нам нужно найти положительный выход. В принципе, мы готовы рассмотреть некоторые варианты. Сейчас FISU проводит первый онлайн-турнир по футболу — ФИФА-2020.

С 2015 года вы возглавляете FISU, который насчитывает около 180 стран.

Олег Матыцин: FISU действительно одна из крупнейших международных федераций — 176 национальных и пять континентальных федераций. Мы очень активно взаимодействуем с международным сообществом, заключены соглашения с МОК, Ассоциацией национальных олимпийских комитетов, Международным комитетом Fair Play. Мы также активно работаем с WADA над реализацией антидопинговых программ.

Раз в два года проводятся Всемирная летняя и зимняя Универсиада, множество студенческих чемпионатов мира, сотни других мероприятий. Работа огромная, хотя, я считаю, во время вашего председательства все в порядке. Вы все еще можете уделять ей столько внимания?

Олег Матыцин: Команда, которая работала под моим руководством, продолжает работать. Никуда не делся, хотя федерация стала уделять чуть меньше времени. Сейчас все мы отключены из-за коронавируса, и чтобы быть вместе, мы разрабатываем новые формы взаимодействия.

Всего несколько дней назад прошел онлайн-тестовый семинар «Добровольческая академия». Мероприятие проводится в четвертый раз в Казани: в нем принимают участие более 120 стран. В сентябре семинар «Добровольческая академия» пройдет не в тестовом, а в полном формате — и, да, тоже через онлайн. В середине августа мы впервые проведем Международный форум FISU в Будапеште в том же формате.

Я уверен в компетентности моих коллег, которые работают в Лозанне в сложных условиях. В дистанционном режиме взаимодействовал с оргкомитетами Всемирной Универсиады. Следующий из них пройдет в швейцарском Люцерне в январе 2021 года (есть все предпосылки, что он пройдет вопреки пандемии). Следующую Универсиаду — летнюю — в августе 2021 года примет Китай. А в 2023 году в наш Екатеринбург приедет Всемирная летняя Универсиада.

Несколько российских спортивных федераций с тревогой ждут часа «Ч.» WADA направило списки наших спортсменов, подозреваемых в нарушении антидопинговых правил, в Международные спортивные федерации для принятия своих решений. Ждать катастрофических последствий?

Олег Матыцин: Думаю, последствия могут быть разрушительными не только для нас. Они уже фактически губительны для всего мирового спортивного движения. Сейчас это определенно привело к подрыву авторитета и олимпийского движения, деятельности многих федераций. Особенно с точки зрения отбора медалей, полученных спортсменами 10 лет назад, это уже явный изгиб. Здесь должен быть найден компромисс в отношениях, в том числе в полномочиях различных организаций — МОК, WADA, национальных федераций.

Мы всегда говорим, что чистые спортсмены — это наше достижение, и мы обязаны обеспечить защиту их интересов. Если чья-то вина доказана, то нарушитель должен нести серьезную ответственность. Но здесь недопустимо вмешиваться в определенную политическую составляющую. Пора закрывать историю с иском к РУСАДА, нужно перевернуть страницу. К этому призывают и многие международные коллеги. Нам нужно начать новую историю.

Теперь о возможных решениях. Как только они будут приняты, любая федерация, которая является международной стороной, подписавшей Кодекс WADA, должна следовать им, какими бы жесткими ни были решения.

Надеюсь, что все аргументы, выдвинутые российской стороной, НОК России, РУСАДА, Паралимпийским комитетом, МОК будут учтены. И, повторяю, будет найден баланс интересов для того, чтобы сохранить олимпийское движение, защитить чистых спортсменов.

Еще один аспект: что РФ предлагается лишить организации крупных турниров. Это, мягко говоря, избыточно. Россия проводила, проводит и планирует проводить соревнования на самом высоком уровне — и это вклад в развитие всего мирового спорта. Если какая-либо страна будет внезапно лишена своих законных прав по политическим причинам, то это приведет к явной дискриминации.

Какова политика Минспорта РФ в отношении ограничения или продления лимита на легионеров в командных игровых формах? В баскетболе наших игроков Единой лиги уже «недостаточно» для формирования сборной, россияне полностью в запасе, даже из Д-2 берут в сборную.

Олег Матыцин: Чемпионат страны — это площадка для реализации возможностей молодых, амбициозных российских спортсменов и тренеров. Поэтому политика Минспорта заключается в том, чтобы создать максимальную мотивацию для работы российских тренеров на всех абсолютно этапах — от ребят до сборной, и открыть все двери для наших спортсменов.

Но ввести ограничения на приезд иностранцев сложно. Это противоречит международному праву. Поэтому важно создать механизм не только запретительный, но и мотивационный, чтобы обеспечить условия для роста.

Они будут конкурентоспособными — не будет необходимости приглашать иностранцев.

Мы работали с вами несколько лет в Международном комитете Fair Play. А как вы относитесь к игре ПФК «Сочи» с ребятами из футбольной академии «Ростова», завершившейся ожидаемым поражением — 10:1?

Олег Матыцин: Не думаю, что ситуация на уровне Fair Play. Глава решил выставить молодежку, это по правилам. Соперники согласились играть, вышли и сыграли. И в результате этой игры есть и плохое, и хорошее.

Стоит посмотреть на ситуацию с обеих сторон. Для ростовских ребят это важный жизненный опыт: они не просто вышли, зарекомендовали себя в очень тяжелых условиях. Посмотрите на гордость за Ростов за этих ребят.

В случившемся нет абсолютно черного и безукоризненно белого. Можно осудить Сочи и одновременно гордиться «Ростовом». Что здесь перевешивает? Как будто все в нашей жизни…

Стоило ли вообще возобновлять чемпионат РПЛ? Одна бедная команда на карантине, другая.

Олег Матыцин: Определенно того стоит. Это важнейший опыт для всего российского спорта, когда чемпионат восстанавливается после пандемии. В очень сложных условиях РПЛ прорабатывает модель взаимодействия спортивных организаций, правительства и Роспотребнадзора, по которой пойдут и другие виды спорта. И трудно было ожидать, что все пройдет без осечек. Да, иногда эти механизмы, решения не срабатывали. Но мы встречаемся с пандемией впервые. Руководители, проходящие жесткую школу восстановления чемпионата, уже гораздо более приспособлены к этим неудобным условиям. У них есть опыт принятия решений в экстренных ситуациях: даже если вас возмутила игра ростовчан с Сочи. Решение возобновить чемпионат было правильным и важным.

Очень худо с нами с легкой атлетикой. Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) с 2015 года снимается с крупнейших турниров. И сейчас у наших спортсменов нет шансов участвовать в них даже в нейтральном статусе. ВФЛА обязана выплатить штраф в размере $5 млн, которого на тот момент у нее нет. Я могу вам помочь?

Олег Матыцин: Позиция World Athletics, на мой взгляд, не совсем конструктивна. Сейчас экономическая составляющая деятельности, в том числе World Athletics, весьма пессимистична: финансирования они не получили. Чемпионат мира и Олимпийские игры не состоялись, как и другие турниры. Но это не повод вводить санкции только за то, что наша федерация не может платить сбор. Спорт не упирается в деньги.

ВФЛА предлагает рассрочку платежа, отсрочку платежа, что в сегодняшнее время абсолютно объективно. Федерация готова выполнить санкционные условия, работать над «дорожной картой», которую предложила организация World Athletics. А World Athletics в ответ берет в заложники спортсменов, которые уж точно не должны нести ответственность за действия предыдущего руководства.

Президент мира по легкой атлетике лорд Коу сейчас является кандидатом в МОК. А его решение по российским спортсменам — демонстрация полной деформации олимпийского сознания. Это абсолютное убийство философии барона Пьера де Кубертена

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here